Томос для Украины: Громкая затея Порошенко тихо провалилась

В ПЦУ некому служить. В храмах дефицит клириков.

«Умоляем — ищите по селам мужчин, которые достойны служить Господу Богу в Святой Церкви. Мужчины, кто может принять на себя бремя священства, — примите ради будущего Ваших детей, нашей Церкви и государства», — написал митрополит ПЦУ Даниил (Ковальчук) в Facebook.

Епископ ПЦУ Паисий Кухарчук утверждает, что отсутствие духовного образования — не проблема: для всех желающих откроют специализированные курсы.

Трудности наблюдаются и с переходом религиозных общин. Чтобы привлечь новую паству, объявили о смягчении правил посещения, которые, однако, прямо нарушают устоявшиеся каноны. Отныне в храмах ПЦУ можно будет находиться в головном уборе, шортах и мини-юбке. Они называют это демократическими переменами. Только вот остальные их методы с демократией никак не вяжутся. Потому как обещали мирный и добровольный переход, но на деле применили весь арсенал грязных технологий.

Чтобы подстегнуть миграцию из одного патриархата в другой, власть подключила административно-силовую вертикаль. Приходам угрожали проверкой лицензий, инвентаризацией святынь. Дошло до абсурда — чиновники затеяли генетическую экспертизу святых мощей. Священнослужителей обзванивали следователи СБУ, им устраивали допросы с пристрастием. Спецслужбы настолько увлеклись, что в киевском аэропорту у епископа УПЦ Гедеона изъяли паспорт и выдворили из страны.

Вдобавок ко всему приняли закон о принудительном переименовании УПЦ, а также о подчиненности религиозных общин. Последний, по задумке авторов, якобы должен был создать правовые рамки для смены церкви. В реальности «бесконфликтный переход» оборачивается рейдерскими захватами с участием радикальных националистов, избиением настоятелей и прихожан. На глазах у бездействующих правоохранителей людей буквально вышвыривают из храмов.

Дошло до того, что на церемонии получения Томоса, наряду с официальной государственной делегацией высших должностных лиц, присутствовали днепропетровский криминальный авторитет Александр Петровский по прозвищу Нарик, а также предводитель нацистской группировки С-14 Евгений Карась. Стоит ли удивляться описанным выше методам церковного транзита?

А новоиспеченный глава ПЦУ Епифаний превратился в штатного пропагандиста Петра Алексеевича: то поставил гаранта в один ряд с Владимиром Великим, то пообещал сделать церковь духовной основной евроатлантической интеграции.

«Сторонники ПЦУ неоднократно объявляли процесс образования новой церкви вопросом исторической важности, религиозным реформизмом, национальным величием и духовным суверенитетом. Все это оказалось ширмой, скрывающей истинные намерения президентской клики — втянуть народ в очередное противостояние, провести новую разделительную линию, разжечь церковную вражду и получить электоральные дивиденды. Верующие отказываются быть причастными к этому. Своей мудрой позицией они еще раз подтверждают — народ против вмешательства государства в церковные дела. Высокие цели и благие намерения не оправдывают нарушение божеских и человеческих законов», — так лидер «РАЗУМНОЙ СИЛЫ» Александр Соловьев прокомментировал окончательно провалившуюся президентскую задумку навязать украинцам Томос.

Таков бесславный итог «грандиозного исторического события» в духовной жизни Украины. Потому что недопустимо использовать Томос в качестве агитационной прокламации. Потому что игнорирование позиции подавляющего большинства православных, попирание свободы совести и вероисповедания, как и прочие пакости, противоречат православным догмам любви, милосердия и смирения.

Религия не должна быть инструментом в руках власть имущих, она должна выступать источником милосердия и средством примирения. Политике не место в храме, ибо это есть дом Бога.

«Я намерен остановить конфессиональный конфликт и гонения верующих. Хватит с нас культурных баталий и религиозных распрей, — подчеркнул Соловьев. — Вопрос выбора веры — личное дело каждого, и государство не имеет права в него вмешиваться. Церковь — не пропагандистская площадка, а сакральное место для проповеди и для молитвы. Религия не должна быть инструментом в руках власть имущих, она должна выступать источником милосердия и средством примирения. Политике не место в храме, ибо это есть дом Бога».