Ощущение (не)безопасности. Вопрос к полиции перед Финалом Лиги чемпионов

ГРИГОРИЙ МАМКА, заслуженный юрист Украины, советник Председателя политической партии «РАЗУМНАЯ СИЛА» прокомментировал готовность Нацполиции к финалу Лиги чемпионов УЕФА в Киеве (https://www.pravda.com.ua/columns/2018/05/18/7180534/).

Финал Лиги чемпионов УЕФА в столице состоится уже 26 мая. И совсем скоро на первый план среди проблем плохих коммуникаций, дорог и нереальных цен в киевских гостиницах выйдут вопросы безопасности в Киеве.

Мы все понимаем, что главной задачей для правоохранительных органов и прежде всего для Нацполиции станет предотвращение чрезвычайных событий, терактов, столкновений болельщиков.

И очень хочется надеяться, что полиция к этому готова.

Ведь единственную полуофициальную информацию об этой готовности граждане могут получить преимущественно из комментариев советников министра внутренних дел. Официальные же лица, к сожалению, комментируют ситуацию довольно вяло.

Не планирую перечислять полный список постоянных норм безопасности проведения футбольных матчей, которые должны быть в арсенале полиции. Но, после ознакомления с вышеупомянутыми совместными PR-заявлениями представителей полиции и тех, кто им «сочувствует», возникает несколько ключевых вопросов.

Первое. На данный момент единственный Штаб по координации международного взаимодействия и безопасности проведения этого спортивного события? Именно такой Штаб был создан во время проведения Евро-2012, с чётко определённым персональным составом и руководителем.

Это не простая формальность. В случае чрезвычайных событий должна быть чёткая координация и зоны ответственности. И именно руководитель такого Штаба несёт полную ответственность за обеспечение безопасности.

Что имеем сейчас? Есть оргкомитет, возглавляемый представителем Администрации президента. А также ситуативные заседания по безопасности, на которых главенствуют разные чиновники.

Поэтому можно прогнозировать, что априори адекватной и слаженной координации действий в такой ситуации быть не может. А глобальная цель в случае чрезвычайных событий – коллективная безответственность.

Второе. С 14 мая весь центр Киева стал на двухнедельные пробки. Отсутствие планирования объездов, одновременный ремонт трасс на Подоле и перекрытия движения на Крещатике, отсутствие информационных сообщений для киевлян – все это снова говорит о «гениальности» киевских чиновников.

Но в контексте безопасности важно обратить внимание на фан-зоны. Их обустройство уже началось. На Крещатике начали выставлять ... решетки.

Не делается главное – полицейские патрули уже должны взять на постоянное патрулирование территории вокруг них и прежде всего выявить слабые и опасные места.

Другой аспект – слаженная работа спецслужб, полиции и МЧС во время чрезвычайного происшествия в фан-зоне (пожар, массовая драка, теракт). Для такой слаженности необходимо провести хотя бы несколько совместных учений по координации действий в фан-зонах. Будут ли они?

Третье. Полиция заявляет, что она планирует (!) обмениваться информацией с другими странами по болельщикам, которые приедут в Киев.

Как показывает практика, в современном мире безопасность на спортивных объектах не может быть полностью обеспечена усилиями отдельно взятого государства. Поэтому большое значение в деле борьбы с хулиганами и участниками несанкционированных акций протеста приобретает эффективно налаженное международное сотрудничество.

Одной из команд-участниц финала является британский «Ливерпуль». В Министерстве внутренних дел Великобритании уже давно создано подразделение для координации деятельности, связанной с болельщиками. Он подчиняется министру внутренних дел и осуществляет надзор за «футбольным законодательством».

За каждым футбольным клубом закреплены два сотрудника полиции, один из которых ведет оперативную работу, второй – проводит коммуникацию с футбольным клубом и фанатами.

Британский футбольный разведывательный отдел NSIC осуществляет сбор, анализ и передачу оперативных сведений о «закоренелых» и организованных футбольных хулиганах, которые ездят по Соединенному Королевству и в другие страны.

Сотрудниками в работе используются как личное наблюдение, так и материалы, полученные во время съемок скрытыми камерами. Информация накапливается и обобщается с учетом конкретных лиц.

Все эти данные хранятся в компьютерах в соответствии с требованиями закона «О защите информации». По запросу сведения передаются отдельным службам и ответственным за матч должностным лицам в Великобритании и в других странах, принимающих решения о мерах полицейского контроля.

Ключевой вопрос: что из этого арсенала возможностей попытается использовать Национальная полиция Украина? И вообще, знает ли она о нем?

Более того, футбольные клубы сами оказывают активную помощь в выявлении хулиганов-болельщиков. Тот самый фан-клуб ФК «Ливерпуль» насчитывает около 20 000 официальных членов.

За нарушения на стадионе болельщик Советом клуба может быть лишен членства. Одновременно выносится решение о запрете выезда на матчи за рубежом. Принимаются другие меры предупредительного характера. У них есть свои базы данных.

Интересно, додумалась ли Национальная полиция Украины связаться с этими фан-клубами для понимания, кто может въехать в Украину? Возникает также вопрос: догадалась ли Нацполиция привлечь к взаимодействию фан-клубы отечественных футбольных клубов?

Четвертое. Во всем цивилизованном мире, чтобы лишний раз не раздражать болельщиков, полиция руководствуется методом «нет видимого контроля – нет повода для конфликтов». В день игры практически все силы полиции сконцентрированы на обеспечение безопасности вне стадиона. Руководство киевской полиции заявляет (вопреки требованиям УЕФА), что на стадионах будут находиться несколько патрулей внутри ограждения. Соответственно, возникает вопрос: международные нормы, в том числе и УЕФА, отмечающие, что люди в форме провоцируют фанатов на агрессию – это пустой звук для украинской полиции? В некоторых странах, например, Германии, создаются специализированные оперативно-следственные бригады и группы немедленного реагирования, но они должны иметь навыки сбора, обработки, передачи информации во время совершения правонарушений на стадионах и быстрого документирования противоправных действий. Поскольку дальнейшая работа следователя, прокурора и суда строится в основном на информации сотрудников полиции и видеозаписи. Опять же, остаётся надеяться, что в нынешней украинской полиции найдутся такие специалисты.

Пятое. Одной из основных задач полиции должно быть разъединение и обеспечение непересечения потоков болельщиков двух разных клубов. Однако, учитывая, как это «удалось» (развести две противоположно настроенные группы) на 9 мая нашей полиции, возникают серьезные сомнения, способны они будут это сделать с буйными футбольными фанатами. В европейских странах, чтобы избежать конфликтов между футбольными болельщиками, сотрудники полиции встречают группы болельщиков на железнодорожных и автовокзалах, в аэро-, морских (речных) портах, осуществляют их сопровождение до стадиона. Для этого, а также для обеспечения безопасности и правопорядка на прилегающей к стадиону территории, привлекаются силы полиции ближайших районов и городов. О планировании подобных мероприятий – «ни слова» от руководства украинского полиции.

И напоследок. Для обеспечения международного информационного взаимодействия создан Национальный футбольный информационный пункт. Также издан Справочник рекомендаций для международного сотрудничества полиции по предупреждению футбольного хулиганства, в котором имеются рекомендации по созданию и деятельности Информационного центра, продаже билетов на футбольные матчи, предупреждению насилия на стадионах и пр. Очень хочется верить, что «реформированная» украинская полиция будет способна хотя бы ознакомиться с этим Справочником и догадается максимально воспользоваться базами данных об опасных иностранных ультрас, которые уже через неделю будут развлекаться на улицах Киева.